allocco: (голова крестьянина)

Мне не интересна олимпиада — ни эта, ни какая-либо из предыдущих или будущих.

Я думаю, что олимпиада — это коммерческое мероприятие, на которое собираются любители понаблюдать чужие физкультурные занятия за деньги.

В идеале эти любители и должны всю олимпиаду оплачивать — вместе с постройкой дорог и гостиниц, вместе с доставкой привозного снега и привозных милиционеров. Также желательно, чтобы они со всем этим своим великолепием не мешали остальным жить своей жизнью.

Реальность, однако, от идеала далека. Недавно я слышал (в очередной раз) идею, что Петербург мог бы стать кандидатом на проведение летней олимпиады в 2024 году. Искренне надеюсь, что этого не случится; в случае если таковое печальное событие всё же произойдёт, от души желаю родному городу поражения в этом состязании.

allocco: (голова крестьянина)

Антонин Скалиа, один из девяти судей Верховного суда США, десять лет назад написал любопытную статью под названием “God's Justice and Ours” (я скопировал её себе, потому что она куда-то исчезла с оригинального сайта). В ней он рассказывает о своём отношении к смертной казни — как с позиции судьи, который часто выносит окончательный приговор преступникам, так и с позиции обыкновенного человека, консервативного католика.

Вообще её всю любопытно почитать, но меня привлёк отрывок, в котором Скалиа объясняет разницу в отношении к смертной казни между Европой и Америкой:

Indeed, it seems to me that the more Christian a country is the less likely it is to regard the death penalty as immoral. Abolition has taken its firmest hold in post–Christian Europe, and has least support in the church–going United States. […]

Besides being less likely to regard death as an utterly cataclysmic punishment, the Christian is also more likely to regard punishment in general as deserved. The doctrine of free will—the ability of man to resist temptations to evil, which God will not permit beyond man’s capacity to resist—is central to the Christian doctrine of salvation and damnation, heaven and hell. The post–Freudian secularist, on the other hand, is more inclined to think that people are what their history and circumstances have made them, and there is little sense in assigning blame.

Дальше эта идея развивается — Скалиа говорит о религиозности американцев и своих мыслях по поводу энциклики папы Римского относительно смертной казни.

Но самое интересное, конечно, в последних двух предложениях процитированного абзаца. Признаться, я никогда не думал о противостоянии, о котором говорит Скалиа — религия и свободная воля vs секуляризм и отсутствие таковой. Эта мысль кажется мне довольно глубокой, хотя и не вполне хорошо обоснованной.

И, возможно, в качестве приложения это даёт ещё один ключ к пониманию украинских событий?..

allocco: (голова крестьянина)
Пока летел в самолёте, пересмотрел один из эпизодов «Операции Ы» — тот, где Шурик вместе с девушкой Лидой сдают экзамены.

Раньше не раздумывал над моментом, когда Шурик приносит кошку, чтобы бросить её в лифт для отвлечения внимания злой собаки (из-за неё Лида не может попасть к себе домой). Сейчас почему-то впечатлился — ведь это дьявольски жестоко! Конечно, через минуту нам показывают, как храбрая кошка в свою очередь атакует собаку (оказавшуюся трусоватой), но тем не менее.

Интересно, пришло бы сейчас кому-нибудь в голову вставить такой эпизод в комедийное семейное кино? Отчего-то сомневаюсь...
allocco: (Default)

В недавно изданном сборнике статей Ханны Арендт «Ответственность и суждение» есть небольшая заметка под названием «Личная ответственность при диктатуре». В книжке она ошибочно датирована 1946 годом — это опечатка, она написана в 1964 году, уже после публикации знаменитой книги «Эйхман в Иерусалиме».

Некоторые мысли, высказанные там, кажутся буквальным рецептом действия. Или описанием текущей реальности.

Сначала — о мотивации для не-участия в публичных мерзостях.

цитата I )

Затем (и это продолжение предыдущей цитаты) — Арендт высказывается о проблеме людей с твёрдой моралью.

цитата II )

И наконец — про отличие согласия от повиновения (например, можно применить это рассуждение к депутатам думы, которые голосуют за очередной антисиротский закон; или к судьям, которые выносят фальшивые приговоры; и так далее).

цитата III )
allocco: (Default)

Прочитал в статье ленты.ру, что «международный рейтинг школьного образования возглавили азиаты».

Речь идёт о тесте PISA. Школьникам разных стран предлагают некие тесты, потом их проверяют и ранжируют страны по сумме полученных баллов. Так появляется «международный рейтинг школьного образования».

Лично я думаю, что с таким же успехом можно было бы измерять размер галош у школьников, а потом меряться результатами. Кстати, наверняка азиаты опять оказались бы во главе списка (если сортировать по возрастанию). Не очень понятно, как можно измерить «хорошесть» образования, и что это вообще такое. Противно то, что с появлением такого рейтинга у некоторых может возникнуть соблазн взять его в качестве ориентира — грубо говоря, натаскивать школьников на задачи этого теста.

То же самое, по-моему, произошло в экономике с ВВП. Моргенштерн в своей заметке “Does GNP Measure Growth And Welfare?” язвительно пишет об этом:

We discussed organic growth of, say, a human body. Would anybody in his senses imagine that there could be a single scalar number which would adequately describe the development of a human from babyhood to maturity to old age: the growth of the body, of the mind, of capabilities? The idea is so grotesque and ludicrous that we can dismiss if from the outset. We have just seen that the economy too is of high complexity and that therefore its description, or rather its changes, could be given and measured — accurately, without slightest error of measurement — by one scalar number is equally absurd.

Представляется, что желание оценить и ранжировать любую область человеческой деятельности (образование, науку, экономику — что угодно) с помощью одного числа приведёт к масштабной профанации в этой самой области, и ни к чему более. Школьники будут хорошо писать тест PISA, экономисты отчитываться об удвоении ВВП, а учёные — о выполнении плана по напечатанным статьям.

Стремление подчинить всё такого рода недалёким рейтингам, по-моему, отражает желание тотального контроля. Очень удобно поставить задачу (удвоить ВВП, подняться в рейтинге PISA на 10 пунктов, напечатать 2.44% от общемирового количества научных работ), а потом заставить всех отчитываться каждый год о том, как идут дела (вот ещё один характерный пример инициативы такого рода).

Неприятие той простой мысли, что далеко не все процессы можно (и нужно) контролировать сверху и порождает подобные рейтинги. Так что лекарство от этого маразма — децентрализация и дерегулирование.

allocco: (голова крестьянина)

Прочитал, что Хрущёв, в бытность свою первым секретарём ЦК КПСС, хотел разогнать Академию наук — вот тут небольшая статья 1999 года в «Вопросах истории естествознания и техники». Показались интересными несколько вещей: во-первых, аргумент президента АН СССР Несмеянова «Ну что же, Петр Великий открыл Академию, а Вы ее закроете» совершенно не изменился за полвека — в сентябре этого года с таким же лозунгом учёные выходили к зданию думы.

Во-вторых, у Хрущёва всё-таки не вышло осуществить задуманное: видимо, сыграли роль и протесты академиков, и то, что самого Хрущёва выкинули на мороз. Тут уже имеется контраст с нынешней ситуацией, когда реформа РАН реально почти не обсуждалась, а дума в очередной раз подтвердила свою репутацию «взбесившегося принтера».

В статье есть отсылка к сюжету о выборах в академики Н.И. Нуждина, видного сподвижника Лысенко. Сахаров, узнав о том, что Нуждина собираются выдвинуть в академики, решил выступить на общем собрании АН с той целью, чтобы Нуждина послали. Вот как описывается этот момент в воспоминаниях Сахарова:

В перерыве между голосованиями на Отделении я подошел к академику Л. А. Арцимовичу и поделился с ним своим беспокойством по поводу выдвижения биологами Нуждина. Лев Андреевич отдыхал от выборных баталий, сидя на ручке кресла. Он сказал:

– Да, я знаю. Надо бы его прокатить. Но ведь вам, например, слабо выступить на Общем собрании?..

– Нет, почему же слабо? – сказал я и отошел.

Дальше Сахаров произнёс короткую речь:

«Устав Академии предъявляет очень высокие требования к тем, кто удостаивается звания академика – как в отношении заслуг перед наукой, так и в отношении общественной позиции. Член-корреспондент Н. И. Нуждин, выдвинутый Отделением биологии для избрания в академики, этим требованиям не удовлетворяет. Вместе с академиком Лысенко он ответствен за позорное отставание советской биологии, в особенности в области современной научной генетики, за распространение и поддержку лженаучных взглядов и авантюризм, за гонение подлинной науки и подлинных ученых, за преследования, шельмование, лишение возможности работать, увольнения — вплоть до арестов и гибели многих ученых.

Я призываю вас голосовать против кандидатуры Н. И. Нуждина».

Когда я кончил, на несколько секунд в большом зале возникла тишина. Потом раздались крики:

– Позор! – и одновременно – аплодисменты большей части зала, в особенности задних рядов, где сидели гости Собрания и члены-корреспонденты. Чтобы спуститься со сцены, на которой находились президиум Собрания и трибуна, мне надо было выйти к центру сцены и сойти в зал по ступенькам, покрытым ковром. Пока я шел до своего места и несколько минут после этого, шум в зале и аплодисменты все усиливались. Недалеко от меня сидел Лысенко. Он громко произнес сдавленным от ярости голосом:

– Сажать надо таких, как Сахаров! Судить!

<…>

Нуждин, как известно, не был избран.

Не знаю у кого как, а у меня при прочтении этого отрывка возникла мысль: смогу ли я, в случае чего, поступить как Сахаров? Понятно, что сравнение неуместно: он к тому времени был академиком, автором водородной бомбы, героем соцтруда и всего такого. Но нужно иметь громадное мужество, чтобы сделать такое выступление. Сахаров, без сомнения, героический человек.

allocco: (голова крестьянина)
Не люблю Панюшкина, но очень хорошо написано.
allocco: (голова крестьянина)
пишет в сегодняшнем особом мнении к рассмотрению Defense of Marriage Act о том, что Верховный суд превращается в супермощную «третью палату» Конгресса.

In the majority’s telling, this story is black-and-white: Hate your neighbor or come along with us. The truth is more complicated. It is hard to admit that one’s political opponents are not monsters, especially in a struggle like this one, and the challenge in the end proves more than today’s Court can handle. Too bad. A reminder that disagreement over something so fundamental as marriage can still be politically legitimate would have been a fit task for what in earlier times was called the judicial temperament. We might have covered ourselves with honor today, by promising all sides of this debate that it was theirs to settle and that we would respect their resolution.

We might have let the People decide. But that the majority will not do. Some will rejoice in today’s decision, and some will despair at it; that is the nature of a controversy that matters so much to so many. But the Court has cheated both sides, robbing the winners of an honest victory, and the losers of the peace that comes from a fair defeat. We owed both of them better. I dissent.


Дополнение. Вот тут можно посмотреть на небольшое интервью со Скалией (не относящееся к DOMA) — он всё-таки очень хороший.
allocco: (голова крестьянина)

Интересно, во что превратится праздник 9 мая через десять лет?

Ветеранов (участников боевых действий) не останется совсем. То же самое касается тружеников тыла. Самым молодым «детям блокадного Ленинграда» будет за восемьдесят, но про блокаду они, скорее всего, ничего помнить не будут.

Соответственно, никаких встреч у Большого театра, никаких трогательных фотографий старичков и старушек с орденами.

Что же останется? Тут наблюдается занятная вещь: государственная пропаганда вокруг дня победы сильно обессмыслила этот праздник, сделала его «ещё одним выходным днём», стремительно приближая к, условно говоря, 7 ноября. Пока ещё нет обязательных демонстраций на 9 мая (каковые были на 7 ноября), но уже есть, например, гламурные фильмы о войне, выпускаемые по специальному заказу высокого начальства. Неведомые авторы-халтурщики на скорую руку публикуют сотни книг с названиями типа «я был под курской дугой».

Заношенные до состояния тряпки георгиевские ленточки, разумеется, из той же оперы, но ими дело не ограничивается. [livejournal.com profile] labas запостил вчера ссылку на сайт «Российские победы и их победители» — сделанный в 2010 году к очередному юбилею победы, он уже почти год не работает.

Любопытно, что на этом же сайте имеется портал, посвящённый полёту Гагарина (тоже не работающий) — похоже, победа в войне и освоение космоса до сих пор являются двумя основными фактами, легитимизирующими существование СССР и пост-советской России. Видимо, именно поэтому попытки подойти к анализу этих двух явлений с исторической, а не пропагандистской точки зрения, вызывают шквал эмоций (aka «победосрач»; полноценный «гагариносрач» не за горами).

Непонятно, зачем это может быть нужно сейчас. Советский Союз скрывал подлинную историю войны потому что она выставляла СССР в крайне невыгодном свете; неслучайно в советских учебниках очень мало рассказывается про период с 1939 по 1941 год и предпринимаются попытки вытащить Великую Отечественную Войну из Второй Мировой. Нынешние граждане России (за исключением оставшихся в живых ветеранов) не имеют к войне ни малейшего отношения, и стыдиться нам нечего.

А обратное возвращение в СССР, по-моему, невозможно, несмотря на все попытки текущего генерального секретаря это устроить.

allocco: (голова крестьянина)
Читается так, как будто написано вчера (а на самом деле четырнадцать лет назад): http://www.sapov.ru/staroe/si05.html

Автор — [livejournal.com profile] gr_s.
allocco: (beard)

http://lenta.ru/articles/2013/02/09/kurginyan/

http://www.kommersant.ru/doc/2124608

http://lenta.ru/articles/2013/02/11/glaziev/

Ну, мерзавец Кургинян, с трибуны Колонного зала объявивший мирных сограждан врагами и призвавший вести против них войну — это, в общем, уже не так удивительно по меркам последнего года. Но вот Путин, зашедший к Кургиняну на огонёк, пожимающий ему руку, говорящий, что обязательно прислушается к нему — создаёт какое-то новое, очень неприятное ощущение.

Глазьев (экономический советник Путина) рассказывает про то, как западные инвесторы «снимают сливки» с российской экономики и негодует, что российские компании переводят активы в офшоры.

Что-то совсем ничего хорошего не видится в продолжении всего этого.

Profile

allocco: (Default)
allocco

March 2014

S M T W T F S
      1
2 3 4 5678
91011 1213 1415
16171819202122
23242526272829
3031     

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 20th, 2017 10:57 am
Powered by Dreamwidth Studios