allocco: (голова крестьянина)
удивительный диалог 40 лет спустя: http://ark-gleit.livejournal.com/16897.html?thread=23297
allocco: (Default)

Однако больше всего споров вызвал вопрос о критериях определения «антиобщественного, паразитического образа жизни» и соответственно вопрос о том, кого же считать «паразитами». На этом поле вновь столкнулись юридическая норма и политический заказ. Мнения участников обсуждения разделились: высказывалось предложение ограничить круг лиц с «антиобщественным образом жизни» традиционными группами с отклоняющимся поведением — нищими, бродягами и проститутками. Больше всего споров возникло вокруг проституток. «Как говорить о проституции, когда мы неоднократно заявляли в печати, что проституции у нас не существует», — высказывался, например, на этот счет М.Г. Кириченко и считал целесообразным в тексте закона спрятать это явление за формулировкой «лица, нарушающие правила социалистического общежития». «Проституции у нас нет, а у нас есть женщины отрицательного поведения, причем многие из них занимаются этим не столько из желания приобрести источник средств существования, сколько из любви к искусству или желания лучше жить», — таков был взгляд на проблему другого участника дискуссии Н.И. Курбатова.

(Е.Ю. Зубкова, «На «краю» советского общества: маргинальные группы населения и государственная политика, 1940-1960-е годы», Российская история №5, 2009)

allocco: (Default)

Олега Хлевнюка под названием «Хозяин. Сталин и утверждение сталинской диктатуры».

Это такое детальное и очень обстоятельное исследование того, как Сталин превратился из «первого среди равных» в полновластного и единоличного диктатора. Человека, который практически без ограничений мог распоряжаться судьбами своих соратников по Политбюро и ЦК, не говоря уже об обычных людях.

Вся монография построена на документах — анализируется огромный массив письменных распоряжений, стенограмм, записок, переписка Сталина с Молотовым, Кагановичем и другими. При всём при этом, будучи академическим исследованием, книга хорошо читается и, что самое главное, содержит множество ответвлений в разные сюжеты.

Ясно, что в одной книге нельзя охватить всю историю 30-х годов: коллективизацию, индустриализацию, «большой террор», внешнюю политику, экономические аспекты сталинизма и т.д. Поэтому Хлевнюк сообщает краткие сведения о сюжете, а затем переключается на свою главную задачу: показывает, как именно был в это вовлечён Сталин.

Поражает, конечно, централизация советской жизни. Ясно, что при плановой экономике в её предельном варианте так и должно быть, но, боюсь, я не до конца себе представлял масштабов. Так, приводится пример, как Политбюро (по требованию Сталина) запретило открывать в Ленинграде «универмаг для продажи промышленных товаров повышенного качества» (об этом ходатайствовал Киров).

Что меня ещё удивило (правда, об этом Хлевнюк пишет вскользь и даёт ссылку на книжку Пола Грегори, которую я начал читать на днях) — советские планы «пятилеток» были сплошь и рядом фейком, пустышкой. То есть, задачи, видимо, какие-то ставились, но их реальное выполнение не контролировалось, а планы почти никогда не выполнялись. Ещё пример: целый ряд крупнейших заводов и комбинатов (Магнитогорский комбинат, Нижегородский автозавод и другие) строились вообще без готовых проектов и смет. «До сих пор никто не может сказать, сколько стоила постройка Сталинградского тракторного завода», сетует Орджоникидзе в записке для Политбюро в 1930 году.

Отдельное следует сказать о «большом терроре». Одно из соображений Хлевнюка (подтверждённое несколькими документами) состоит в том, что триггером для спецоперации 1937-1938 годов была война в Испании, точнее, борьба с предателями и шпионами в кругу противников Франко. Сталин, активно помогая республиканцам, распекал их за недостаточное внимание к внутренним врагам, одновременно синхронизируя борьбу со своими внутренними врагами в Москве. Я такого взгляда на историю этого дела раньше не встречал.

Впрочем, как я сейчас понимаю, я почти ничего не знал про это, разве что общеизвестный фольклор. Книжка Хлевнюка, смею надеяться, немножко уменьшает невежество и предлагает множество путей для дальнейшего движения.

allocco: (голова крестьянина)

Слушал песенку “Njet, Molotoff!”, решил понять примерный смысл. Первый куплет по-фински звучит так:

Finlandia, Finlandia,
sinne taas matkalla oli Iivana.
Kun Molotoffi lupas' juu kaikki harosii,
huomenna jo Helsingissä syödään marosii.
Njet Molotoff, njet Molotoff,
valehtelit enemmän kuin itse Bobrikoff.

Натравил на это гугл, он мне сказал следующее:

Finlandia, Finlandia,
there was again going to Ivan.
When Molotoff promised all harosii,
tomorrow in Helsinki eating icecream.
No Molotoff, No Molotoff,
lied more than the Bobrikoff.

Слово harosii — понятно, пародия на русский язык (там дальше в песне встречается ещё «щьорт возьми»), поэтому не переводится. А слово marosii перевелось как icecream. Получается, что оно в финском есть? Спросил у [livejournal.com profile] poly_sonic — говорит, нет такого слова. А откуда же гугл взял перевод?

А вот отсюда, видимо. К слову marosii там есть приписка в скобках: =jäätelö, а вот jäätelö, в свою очередь, и есть «мороженое» по-фински.

Заодно решил почитать книжку Бернева и Рупасова «Зимняя война 1939-1940 гг. в документах НКВД» (СПб, изд. «ЛИК», 2010) — пишут, что в ней впервые публикуются многие документы из архива НКВД/ФСБ, которые были не так давно рассекречены. Удивительно, если задуматься — СССР развалился аж 20 лет назад, Зимняя война была 70 лет назад, а документы о ней оставались совершенно секретными вплоть до 2008-2009 года; что уж говорить о более важных бумагах.

Profile

allocco: (Default)
allocco

March 2014

S M T W T F S
      1
2 3 4 5678
91011 1213 1415
16171819202122
23242526272829
3031     

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 20th, 2017 10:54 am
Powered by Dreamwidth Studios